А миром правят фортинбрасы

А миром правят фортинбрасы

В театре Толстого поставили «Гамлета» (16+)

Это уже не первый «Гамлет» на липецкой сцене, но первая липецкая постановка самой загадочной и неоднозначной пьесы Шекспира. Кто-то говорит о ней с придыханием, называя великой и психологически изощрённой, а кто-то, как польский режиссёр Анджей Вайда, «плохо написанным произведением» «без ясной и чёткой конструкции». Но, вероятно, именно это и даёт возможность каждому режиссёру поставить своего «Гамлета»  изменить конструкцию пьесы под себя, вложить в неё новые смыслы. Ведь недаром же «Гамлет» стал, по данным Яндекса, главной пьесой человечества и самой популярной постановкой в XX веке.

Эпоха перелома
Для режиссёра Владимирского академического театра драмы Владимира Кузнецова липецкий «Гамлет» второй по счёту  в 2009 году эта пьеса стала его режиссёрским дебютом: поставил её вместе со студентами Владимирского колледжа культуры и искусств. Для художника-постановщика Дмитрия Дробышева это уже третий «Гамлет»: в 2014-м ставил во Владимире с Петром Орловым, в 2017-м  в Москве в детском музыкальном театре. Липецку они предложили совершенно новую трактовку.
 Художники разные, разные режиссёры  «Гамлеты» разные. От личности режиссёра и его прочтения зависит воплощение,  объясняет Дмитрий Дробышев.  Мы следуем мысли режиссёра и рождаем новое пространство, возможно неожиданное для зрителя.
Липецкие СМИ уже написали, что в липецком «Гамлете» и «Великий Гэтсби» (16+) Фицджеральда, который прославил в своём произведении 1920-е  «эпоху джаза» и зарождение организованной преступности в США; и сериал «Острые козырьки» (16+) Стивена Найтли о преступном клане в английском Бирмингеме. Но первой ассоциацией для меня стал фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих» (16+): в начале спектакля на сцене четыре друга-студента беспечно играют в набирающий популярность футбол под соло на трубе в исполнении Сергея Цепелева (за это режиссёрское решение отдельное спасибо Кузнецову). Ещё они верят друг другу, ещё нет предательства, ещё все живы. Во всех вышеперечисленных произведениях про слом и болезненное рождение нового.
Но Кузнецов нисколько не преувеличивает: во времена Шекспира «Гамлет» воспринимался как остросюжетный боевик. И да, действие липецкого «Гамлета» действительно происходит в начале XX века.
 Это была эпоха перелома: революций, войн и геополитического передела мира,  объясняет выбор времени действия Владимир Кузнецов.  Люди сходили с ума, стрелялись, искали смысл жизни, новые формы в искусстве. С этим периодом много аналогий  стилистических и смысловых, много конфликтных зон, благодаря которым в параллель с «Гамлетом» можно говорить о сегодняшнем дне.

Прогнило что-то в датском королевстве
Одной из ключевых сцен спектакля становится свадьба вдовствующей королевы Гертруды с Клавдием, братом умершего/убитого короля. Эта сцена безумного кутежа в сценографии Дробышева феерически красива, своим блеском она скрывает этическую мерзость происходящего. Конечно, это ещё не голая вечеринка Ивлеевой, но и век-то только XX.
«Прогнило что-то в датском королевстве»  не раз звучало в голове во время спектакля. Судя по постановке Кузнецова, всё: Полоний сводничает, стараясь сделать свою дочь Офелию любовницей Клавдия, Клавдий насилует Офелию, друг Гамлета Горацио участвует в сговоре против него, Гамлет посылает своих университетских друзей на казнь, а после импульсивного убийства Полония и вовсе предстаёт этаким кровавым людоедом.

Кто дёргает за ниточки
Всё ложь и не то, что кажется. Даже дух отца Гамлета вовсе не призрак, взывающий к отмщению, а нанятый актёр, которому прострелили ногу, чтобы стал сговорчивее, и которого под дулом пистолета заставили по бумажке прочитать обращение к Гамлету, записав его на граммофонную пластинку.
И за всей этой многоходовкой стоит норвежский принц Фортинбрас. У Кузнецова именно второстепенный герой Фортинбрас  основной движитель сюжета, по ходу пьесы из затянутого в чёрное бандита он превращается в облачённого в форму истинного арийца, только без гитлеровских усиков.
Вывод печален: и умные (Гамлет, Розенкранц и Гильденстерн  своеобразная интеллектуальная элита страны), и обладающие властью (Клавдий, Полоний  правящая верхушка)  все могут стать жертвами циничного заговора, даже не понимая, кто дёргает за ниточки.

Четыре перевода
Постановка очень сложная. И хотя текст пьесы дан в сокращении  спектакль идёт около трёх часов, а только на читку пьесы уходит четыре,  скажу честно, через первый акт приходится продираться: много символики, да и для зрителя XXI века много слов, хотя действие, надо отдать должное, лихо закручено и динамично. Скрытую динамику даёт и сам текст. Он скомпилирован из четырёх переводов: Пастернака (1941 г.) и Лозинского (1933 г.), ставших школьной классикой, поэтессы Серебряного века Анны Радловой (1937 г.), критика и шахматиста Андрея Кроненберга (1844 г.)  Кузнецов дал пищу театральным критикам и просто внимательным зрителям: интересно будет разобрать, какой мизансцене и почему соответствует тот или иной перевод.

Демонический Клавдий
И хотя об игре актёров говорить ещё сложно  считается, нужно отыграть 10 спектаклей, чтобы спектакль отстоялся,  хотелось бы отметить игру заслуженного артиста Липецкой области Максима Дмитроченкова. Его Клавдий не просто подлец, благодаря игре голосом он приобретает этакие демонические нотки: отталкивает и одновременно притягивает к себе, да, такого и могла полюбить королева Гертруда.
Дмитрий Лазукин, сыгравший Фортинбраса, не произносит ни слова на сцене, но его герой очень выпуклый, притягивающий к себе внимание  говорящий и без слов.

Рождение Гамлета
Одна из самых сложных ролей досталась заслуженному артисту России Владимиру Борисову  Гамлет. Гамлетов в истории российского театра и кино было множество, сами того не желая, всё равно будем сравнивать с Высоцким, Смоктуновским и Гелой Месхи (сыграл Гамлета в фильме Юрия Кары «Гамлет XXI века» (16+)).
По задумке Кузнецова, Гамлет  идеалист. И хотя режиссёр говорит, что Гамлета можно сыграть в любом возрасте, но всё же почти в 50 лет, что Владимиру Борисову, наверное, просто идеалистом его Гамлету быть тяжело. Герой Борисова уже сложнее. И тут понятен ответ артиста на поздравление со знаковой ролью: «Ещё рано». Интересно будет посмотреть на его Гамлета через несколько спектаклей. Владимир Борисов  многогранный актёр, его Гамлет может получиться интересным и самобытным.

Другая Офелия
Ещё одна сложная роль  Офелия. Её играют сразу две актрисы: Ксения Пудовкина и зажёгшаяся в «Талантах и поклонниках» новая звезда театра Александра Гумина. Я видела только постановку с Ксенией. И это не та Офелия, что мы вынесли из школы,  светлый и неземной житель. У Пудовкиной Офелия  девушка из крови и плоти, любит веселье и шампанское, рассказывая брату об ухаживаниях Гамлета, насмехается над принцем.
Пудовкина великолепно отыгрывает очень сложную и сценографически красивую сцену сумасшествия Офелии, перерождаясь в совершенно другого человека. Но вот любви Офелии к Гамлету я не увидела. Да и непонятно, когда им там в этих детективно-политических хитросплетениях влюбляться. Любовь как бы осталась за кадром.

На что способен человек
Но, по сути, пьеса и не о любви, а о мести. И мести здесь много  если бы за «Гамлета» вместе с Кузнецовым взялись Скорсезе или Тарантино, наверное, это была бы «кровавая баня».
 Исследуется самое главное  способен ли человек на месть,  так определяет идею своей постановки Владимир Кузнецов.  Мы видим, как сейчас люди мстят, как народы мстят друг другу. Но месть ничего хорошего не рождает. Человек, который не был создан для мести, но совершает её, потому что обстоятельства так складываются, становится заложником этих обстоятельств. И это жестоко. Гамлет не может мстить, потому что, как говорит Офелия, этот человек «порядочности образец». У меня возникают в памяти академики Лихачёв и Сахаров. Способны ли они были на убийство? Но один из них создал водородную бомбу. И мы не отвечаем на эти вопросы, что задаём в спектакле. Ведь театр  это та платформа, которая позволяет нам прожёвывать внутри себя эти вопросы и проживать, иначе мы все превратимся в идиотов, в людей, которые живут инстинктами, а не душой. Театр должен вызывать желание размышлять.
Кузнецов и Дробышев действительно заставляют размышлять, копаться в интернете, искать отсылки и аллюзии, которыми полон спектакль, заставляют читать. И главное  не допустить, чтобы к власти пришли фортинбрасы, недаром же рефреном спектакля стали стихи Зинаиды Гиппиус «Всё будет иначе».

Создать Бога-отца
Владимир Кузнецов, режиссёр:
 Спектакль будет о потерянном отце. Но не просто об отце, которого теряют все: Гамлет, Фортинбрас, Лаэрт. Это о потере Бога-отца внутри нас. Это то, о чём писал Достоевский: убьёшь Бога внутри себя  убьёшь всё вокруг, и ту самую сущность человека превратишь в квинтэссенцию праха. Так что не пора ли нам Бога-отца внутри себя уже начать создавать, чтобы эти фортинбрасы, что придут и захватят нашу душу, не получали вневременных индульгенций. Мы хотим, чтобы люди об этом думали и размышляли. Это основной наш посыл.

Тест: Наталья Горяйнова
Фото: Павел Остряков